История искусств
Поиск
Древнейшие культуры
Греция и Рим
Религия и завоевания: между Востоком и Западом
Средние века: эпоха веры
Средние века: новые горизонты
XV век
XVI век
XVII век
XVIII век
XIX век
XX век

Rambler's Top100 Продажа картин

Образ власти


Браманте и Леонардо

Среди художников, которые работали для Лудовико Сфорца, прозванного Моро (1451—1508), выделяются фигуры Браманте и Леонардо да Винчи. Браманте был родом из Урбино. В одном из первых же миланских заказов Браман-
те продемонстрировал, как можно извлечь максимум возможного из перспективы: так как в церкви Сайта Мария прессо Сан Сатиро не хватало пространства для возведения хоров, Браманте создал их идеальную имитацию.

В письме к Лудовико Сфорца (1482) Леонардо, изъявляя желание оставить Флоренцию и перебраться на службу при миланском дворе, в первую очередь представляется военным инженером и только потом — архитектором, живописцем, скульптором. И вовсе не из ложной скромности. Для Лудовико инженерно-технические разработки Леонардо были куда важнее, чем его художественный гений.

Как крупного мецената, Моро привлекали в первую очередь амбициозные архитектурные проекты, и не только в Милане, но и в других городах его государства, как, например, Чертозы в Павии: грандиозность и сложность проекта, дороговизна материалов, использованных здесь при строительстве, красноречиво говорили о богатстве и мощи миланского двора. Лудовико заказал Леонардо большую конную статую Франческо Сфорца, своего отца.

Леонардо подготовил терракотовую модель, но отливка ее в бронзе так и не была осуществлена. Как придворному художнику, Леонардо приходилось не только проектировать военные машины, но и создавать костюмы, сценографию для придворных балов, писать алтарные картины и портреты придворных Лудовико. В самом значительном из проектов Моро — расширении монастыря Сайта Мария делле Грацие— участвовали как Леонардо, так и Браманте.

Лудовико поручил Браманте перестроить монастырский двор и пристроить новое восточное крыло, а Леонардо — украсить трапезную фреской «Тайная вечеря». Если тема фрески была традиционной, то ее интерпретация -совершенно новой. Выбор наиболее драматического момента объясняется необходимостью усилить эффект христианского обращения и предвосхищает новые стилистические тенденции в искусстве XVI столетия.