История искусств
Поиск
Древнейшие культуры
Греция и Рим
Религия и завоевания: между Востоком и Западом
Средние века: эпоха веры
Средние века: новые горизонты
XV век
XVI век
XVII век
XVIII век
XIX век
XX век

Rambler's Top100 Продажа картин

Образ власти

Альберта в Мантуе

Но самыми значительными зданиями Альберта все-таки остаются те, что он построил для Лудовико Гонзага (1422—1478). Мантуя была в то время подобна острову, окруженному с трех сторон болотами с полчищами комаров. Ее положение между Миланом и Венецией гарантировало независимость. А благодаря продуманной матримониальной политике и осмотрительной дипломатии в отношениях с итальянскими и североевропейскими правителями Лудовико и его преемники добились для Мантуи такого влияния, какое никоим образом не соответствовало ее масштабам.

Этим они в немалой степени были обязаны, безусловно, тому образу власти и богатства, тому представлению, какое мантуанский двор сумел создать о себе за рубежом; этот образ превратил городок со скверным климатом в один из важнейших центров культуры Возрождения.

Лудовико убедил папу провести в Мантуе церковный собор (1459—1460), что послужило толчком для амбициозной программы перестройки и убранства города. Многие улицы и площади были заново вымощены. Имея своим наставником известного гуманиста Витторино да Фельтре, Лудовико без труда усвоил архитектурные проекты Альберта. Для Мантуи, где в свое время родился поэт Вергилий, был желанным образ, навеянный классической культурой. Две церкви, построенные Атьберти в Мантуе,— Сан Себастьяно (с 1460) и Сант Андреа (с 1470) — своей грандиозностью близки классическим монументам античного Рима.

Фасад церкви Сант Андреа напоминает триумфальную арку, а фронтон повторяет фронтон греческого храма. В интерьере церкви Альберти воспроизвел абсиды базилики Максенция в Риме, строительство которой завершил первый христианский император, Константин. Членение пространства нефа повторяет композицию фасада, подтверждая теорию Альберти о единстве внешнего вида и внутреннего убранства, что означало решительный разрыв со средневековой привычкой проектировать фасад как самостоятельную конструкцию.