История искусств
История искусств
Поиск
Древнейшие культуры
Греция и Рим
Религия и завоевания: между Востоком и Западом
Средние века: эпоха веры
Средние века: новые горизонты
XV век
XVI век
XVII век
XVIII век
XIX век
XX век

Rambler's Top100 Продажа картин

От неоклассицизма к романтизму

Французская революция и смерть на эшафоте Людовика XVI (1793) толкнули другие европейские страны на борьбу с новым режимом. Очень скоро под угрозой оказалось их собственное существование. Восхождение Наполеона Бонапарта можно смело назвать молниеносным. Командующий французской армией (1796), затем Первый консул (1799) и, наконец, император (1804), он завоевал большую часть Европы, создав империю, которая могла бы соперничать с Древним Римом. Но его подвели неуемные амбиции.

Проиграв военную кампанию в России (1812), он потерпел поражение от Веллингтона и Блюхера при Ватерлоо (1815). Наполеоновские войны потрясли Европу, способствуя структурным изменениям, происшедшим в том числе и в следствие промышленной революции. Прежний экономический, политический и социальный порядок стремительно распадался. Идеалы просветителей, основанные на порядке и гармонии, не смогли обеспечить стабильность. XVIII в. — эпоха разума — был вынужден уступить место эпохе сомнений и самоанализа. На авансцену теперь выходят чувства, переживания, фантазия, которыми пронизаны стихи Байрона и Китса, рассказы По, музыка Вагнера, философия Канта и Гегеля.

Перемены всегда внушают страх: еще больше углубляется пропасть между теми, кто пытался любой ценои сохранить связи с прошлым, и теми, кто с тревогой ожидает новое, лучшее будущее. Наполеон восстановил порядок в своих владениях, подчинив их центральной администрации и введя новый гражданский кодекс — Code Napoleon.
Париж стал столицей империи, и, как его далекие предшественники, римские императоры, Наполеон прекрасно использовал пропагандистские возможности искусства, чтобы усилить и укрепить собственную власть.

Образ республиканского Рима, использовавшийся в предыдущее десятилетие для воплощения революционных идеалов, совершенно не подходит для новой империи, самой большой в Европе со времен Карла Великого. Наполеон, возродив триумфальные шествия, триумфальные арки и обелиски, без колебаний объявил себя законным наследником традиций Римской империи. Среди произведений искусства, награбленных в ходе итальянской кампании и демонстрировавшихся во время триумфального въезда в Париж (1798), были Лаокоон и Аполлон Бельведерский.

Эти две классические статуи занимали почетное место в новом Центральном музее искусств (1800). Четыре бронзовых коня с базилики св. Марка в Венеции украсили одну из двух триумфальных арок, воздвигнутых Наполеоном на площади Карусели. Колонна в честь Великой армии, сооруженная Гондуэном на Вандомской плошали, повторяла колонну Траяна и быта отлита из бронзы пушек, захваченных Наполеоном в Австрии и в Пруссии: едва ли символ мог быть нагляднее. Среди других амбициозных наполеоновских построек в Париже следует вспомнить церковь Мадлен, здание биржи и Бурбонский дворец, которые начали строить в честь знаменитых побед при Аустерлице (1805) и Йене (1806). В этих монументальных зданиях, выдержанных в классическом стиле, с предельной ясностью выражена идея, которую Наполеон хотел донести до своих подданных.

Портреты императора наглядно отражают суть его власти. Давид, который воплощал в своих картинах глубокую потребность предреволюционной Франции в нравственных идеалах, а в дальнейшем прославлял республиканский образ Революции, теперь усовершенствовал свой талант в портретах императора. Это вполне реалистические, тщательно детализированные изображения. Давид пишет Наполеона за работой в кабинете ночью, и стрелки часов дают понять, что уже рассвет, создавая пропагандистский образ императора как слуги народа.

На знаменитой картине Антуан-Жана Гро Наполеон изображен посещающим лазарет в Яффе («Зачумленные в Яффе», 1804), свидетельствуя о мужестве и доброте императора, который пришел подбодрить больных, даже рискуя заразиться. Действительность, вероятно, была менее благостной: вполне возможно, что Наполеон, не желая терять драгоценное время, просто приказал уничтожить всех зачумленных. Многочисленность наполеоновских портретов свидетельствует о безудержном стремлении к самовосхвалению (качество, нередкое у людей, пользующихся безграничной властью), но и о значении, какое Наполеон придавал искусству как инструменту политической пропаганды.